Комната смеха. Серийный N к71.

О том о сем, обо всем и ни о чем...
Хобби, бизнесы, личную жизнь и треп от нечего делать помещаем сюда.

Модераторы: v1085300, Podolskaya, Luck_cky, DCyrils

Ответить
Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 27 янв 2018 06:08

Приходит Марк Моисеевич в Одесскую публичную библиотеку и говорит:
-Таки, дайте мне жалобную книгу!
-Марк Моисеевич, Вам "Му-му" или что-нибудь пожалобней?

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 03 фев 2018 07:36

-Скажите, как вам, с такой-то дикцией, удалось устроиться работать на радио?! У вас там блат?
-Почему блат?? Сестла.

Игорь П
Всерьез и надолго
Сообщения: 236
Зарегистрирован: 22 апр 2014 16:10

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение Игорь П » 07 фев 2018 21:37

Рогозин пообещал запустить в космос автомобиль Лада-Калина с Путиным за рулем.

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 25 фев 2018 22:35

Замечательная передача выходит на сербском ТВ. "Кто хочет жить роскошно?". С удивлением узнал, посмотрев очередной выпуск, что сноубординци не относятся к народам, живущим на Кавказе. Да что я вам рассказываю? Лучше посмотрите сами и узнаете много нового. С вероятность 30/70 вам понравится.
https://rutube.ru/video/624fc6a176b4f3d ... b9c3924d1/

Игорь П
Всерьез и надолго
Сообщения: 236
Зарегистрирован: 22 апр 2014 16:10

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение Игорь П » 13 мар 2018 19:16

В России сложилась странная революционная ситуация: низы хотят жить в СССР, и верхи хотят чтобы низы жили в СССР, но сами при этом хотят жить в Италии.

Partizan
Всерьез и надолго
Сообщения: 665
Зарегистрирован: 04 июл 2012 17:40

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение Partizan » 14 мар 2018 09:38

Игорь П писал(а):В России сложилась странная революционная ситуация: низы хотят жить в СССР, и верхи хотят чтобы низы жили в СССР, но сами при этом хотят жить в Италии.
Да пущай валят в Италию, а нам оставляют СССР :)

nevod22s
Всерьез и надолго
Сообщения: 924
Зарегистрирован: 25 мар 2013 09:32

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение nevod22s » 17 мар 2018 09:09

Собутыльник на час. :)
https://www.youtube.com/watch?v=07CWPGpXdUE

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 25 мар 2018 10:01

"Жил-был художник один."
https://ok.ru/video/311462662413

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 31 мар 2018 17:17

Два преступления господина Вопягина.

- Господин Вопягин! Вы обвиняетесь в том, что семнадцатого июня сего
года, спрятавшись в кустах, подсматривали за купающимися женщинами...
Признаете себя виновным?
Господин Вопягин усмехнулся чуть заметно в свои великолепные, пушистые
усы и, сделав откровенное, простодушное лицо, сказал со вздохом:
- Что ж делать... признаю! Но только у меня есть смягчающие вину
обстоятельства...
- Ага... Так-с. Расскажите, как было дело?
- Семнадцатого июня я вышел из дому с ружьем рано утром и, бесплодно
прошатавшись до самого обеда, вышел к реке. Чувствуя усталость, я выбрал
теневое местечко, сел, вынул из сумки ветчину и коньяк и стал закусывать...
Нечаянно оборачиваюсь лицом к воде - глядь, а там, на другом берегу, три
каких-то женщины купаются. От нечего делать (завтракая в то же время -
заметьте это г. судья!) я стал смотреть на них.
- То, что вы в то же время завтракали, не искупает вашей вины!.. А
скажите... эти женщины были, по крайней мере, в купальных костюмах?
- Одна. А две так. Я, собственно, господин судья, смотрел на одну -
именно на ту, что была в костюме. Может быть, это и смягчит мою вину. Но она
была так прелестна, что от нее нельзя было оторвать глаз...
Господин Вопягин оживился, зажестикулировал.
- Представьте себе: молодая женщина лет двадцати четырех, блондинка с
белой, как молоко, кожей, высокая, с изумительной талией, несмотря на то что
ведь она была без корсета!.. Купальный костюм очень рельефно подчеркивал ее
гибкий стан, мягкую округлость бедер и своим темным цветом еще лучше выделял
белизну прекрасных полных ножек, с розовыми, как лепестки розы, коленями и
восхитительные ямоч...
Судья закашлялся и смущенно возразил:
- Что это вы такое рассказываете... мне, право, странно...
Лицо господина Вопягина сияло одушевлением.
- Руки у нее были круглые, гибкие - настоящие две белоснежных змеи, а
грудь, стесненную материей купального костюма, ну... грудь эту некоторые
нашли бы, может быть, несколько большей, чем требуется изяществом женщины,
но, уверяю вас, она была такой прекрасной, безукоризненной формы...
Судья слушал, полузакрыв глаза, потом очнулся, сделал нетерпеливое
движение головой, нахмурился и сказал:
- Однако там ведь были дамы и... без костюмов?
- Две, г. судья! Одна смуглая брюнетка, небольшая, худенькая, хотя и
стройная, но - не то! Решительно не то... А другая - прехорошенькая девушка
лет восемнадцати...
- Ага! - сурово сказал судья, наклоняясь вперед. - Вот видите! Что вы
скажете нам о ней?.. Из чего вы заключили, что она девушка и именно
указанного возраста?
- Юные формы ее, г. судья, еще не достигли полного развития. Грудь ее
была девственно-мала, бедра не так широки, как у блондинки, руки худощавы, а
смех, когда она засмеялась, звучал так невинно, молодо и безгрешно...
В камере послышалось хихиканье публики.
- Замолчите, г. Вопягин! - закричал судья. - Что вы мне такое
рассказываете! Судье вовсе не нужно знать этого... Впрочем, ваше откровенное
сознание и непреднамеренность преступления спасают вас от заслуженного
штрафа. Ступайте!
Вопягин повернулся и пошел к дверям.
- Еще один вопрос, - остановил его судья, что-то записывая. - Где
находится это... место?
- В двух верстах от Сутугинских дач, у рощи. Вы перейдете мост, г.
судья, пройдете мимо поваленного дерева, от которого идет маленькая тропинка
к берегу, а на берегу высокие, удобные кусты...
- Почему - удобные? - нервно сказал судья. - Что значит - удобные?
Вопягин подмигнул судье, вежливо раскланялся и, элегантно раскачиваясь
на ходу, исчез.

Аркадий Аверченко.

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 01 апр 2018 13:10

Вот здесь https://smart-lab.ru/blog/461772.php есть фоторепортаж с конференции Смарт-Лаба в Краснодаре.
А вот подборка фото в комментариях:
Изображение

Изображение

Изображение

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 17 апр 2018 10:23

"Человек с испорченными часами."

Усевшись поудобней в кресло, он посмотрел меня и, удовлетворенный, сказал:
— Вот вы какой.
— Да, — скромно улыбнулся я.
— Давно пишете?
— Четыре года.
— Ого! А я тоже думаю: дай-ка что-нибудь напишу! — Написали? — полюбопытствовал я.
— Написал. Принес. Хочу у вас напечатать.
— Раньше писали?
— Нет. Другим была голова занята. А нынче с долами управился, жену в имение отослал, — ну, знаете ли, скучно. Э, думаю, попробую-ка что-нибудь написать! Вот написал и притащил. Хе-хе! Почитайте новоявленного Байрона.
— Хорошо-с. Одну минуту... кончу корректуру, и тогда к вашим услугам.
Это был длинноносый немолодой человек, в черном сюртуке и с бриллиантом на худом узловатом пальце. Он осмотрел свои ноги и, улыбнувшись, сказал:
— А приятно, когда везет.
— Кому?
— Да вот, например, вам. Пишете, зарабатываете деньги, вас читают.
— Трудно писать, — рассеянно сказал я.
— Ну, как вам сказать. Я, например, сел, и у меня как-то это сразу вышло.
Я отодвинул неоконченную корректуру и сказал:
— Где ваша рукопись?
— Вот она. Условия: пятнадцать копеек строка. А следующие вещи — по соглашению. За дебют можно подешевле.
— Ладно. Ответ через две недели.
Я бросил косой взгляд на начало лежавшей передо мной рукописи и сказал:
— Кстати, нельзя писать: «Солнце сияло на закате небосклона».
— Ну, ничего, — добродушно усмехнулся он. — Исправите. Это первые шаги. Ну, я пойду. Не буду отнимать у себя и у вас драгоценное время.
Он вынул часы, взглянул на них и сказал с досадой:
— Вот анафемические! Опять стали.
— Испортились? — спросил я.
— Да, давал чинить — ничего не выходит.
— Да уж эти часовые мастера! Позвольте, я посмотрю их. Может быть, что-нибудь можно с ними сделать.
Он удивленно посмотрел на меня.
— А вы и часы можете починить?
— Отчего же... Пустяки.
Я взял протянутые им часы, открыл заднюю крышку и стал внимательно разглядывать комбинацию колесиков и пружин.
— Ну-с... попробуем.
Я взял перочинный ножик и ковырнул механизм. Два колесика отскочили и упали на письменный стол.
— Ага! — удовлетворенно сказал я. — Ишь ты, подлые!
Нащупав пальцем тонкую, как паутина, спираль, я подцепил ее ногтем и, размотав, вытащил. Заодно вынул и два каких-то молоточка, соединенных дужкой.
— Ну, что? — спросил писатель, с недоумением следя за моей работой.
— Да, что ж! — пожал я плечами, выковыривая из футляра последние остатки механизма. — Часы как часы. Тут столько всякого напутано, что сам черт не поймет!
Он вскочил, бросил растерянный взгляд на выпотрошенные часы и вскричал:
— Да, вы-то сами... понимаете ли что-либо в часах?
— Как вам сказать... Скорей не понимаю, чем понимаю.
— И вы никогда не занимались часовым делом?
— Откровенно говоря, нет. Вот сейчас только... немножко.
Он заревел, собирая в опустевшие часы все свои колесики, пружины и молоточки:
— Так какого же вы дьявола, ни черта не смысля, беретесь не за свое дело?
Заревел и я:
— А вы-то тоже! Какого вы дьявола взялись за литературу, ни черта в ней не смысля? Что ж, по-вашему, починять часы труднее, чем написать хорошее литературное произведение?
Потом мы оба сразу остыли. Он засмеялся и сказал:
— Ну, черт с вами! Если эта моя вещица не подойдет, принесу другую.
— Ладно! — согласился я. — Если еще будут у вас часики, притащите и их. Может быть, мы оба в конце концов научимся.

"Секретарь из почтового ящика."
I.
Редакционный сторож вошел ко мне в кабинет и сказал:
— Вас там спрашивают.
— Кто спрашивает?
— Царь Эдип.
— А что ему нужно?
— С рукописью, что ли.
— Пусть подождет. Сейчас, когда кончу — позвоню. Тогда впустишь.

После моего звонка, действительно, в кабинет вошел Царь Эдип.
Это был очень упитанный молодой человек, с глазами на выкате, толстыми губами и горделиво откинутой назад головой. Лицо его было сплошь покрыто веснушками, а руки — рыжим пухом.
— Здравствуйте, здравствуйте, — снисходительно сказал он, усаживаясь. — Вы, конечно, помните Царя Эдипа по почтовому ящику?
— Ну, не только по почтовому ящику, — возразил я. Он удивился.
— Как? Неужели, вы еще где-нибудь встречали мое имя?
— Да, встречал… Грек там был один такой, Эдип. Потом Антигона…
— Миф! — отрубил он. — А хороший я себе псевдоним выбрал, а?
— Недурной.
— Заковыристый, а?
— Зазвонистый, — согласился я.
— Забористый псевдонимчик. Вы, наверное, были удивлены, когда отвечали первый раз в почтовом ящик. Что, бишь, вы тогда ответили?
— Если не ошибаюсь, так: «Здесь, Царю Эдипу. Написано с царственной небрежностью. Уничтожили». — Да… кажется, так. А второй раз написали: «Никакая «голова», кроме, может быть, вашей, — не рифмуется со словом «солома»». Это у меня стихи такие были:

Повсюду лишь пустырь один,
Куда ни взглянет голова…
И преждевременных, седин
Повсюду веется солома.

Здорово вы мне в почтовом ящике тогда ответили!
— Вы что же, — осторожно спросил я. — По поводу этого ответа и пришли со мной объясняться?
— Нет, не по поводу этого. Я пришел к вам по поводу третьего вашего ответа. Вы тогда написали в этаком серьезном духе: «Оставьте навсегда сочинение стихов. По-дружески советуем заняться чем-нибудь другим». — Чем же?
— Что «чем же»?
— Чем же мне заняться?
— А я почем знаю?
— Нет, — возразил он, еще более веско. — Так же нельзя. Раз вы так категорически советуете мне в одном направлении — вы должны посоветовать и в другом направлении. Согласитесь сами, что, отговорив меня от поэтических занятий, вы тем самым взяли, так сказать, на себя ответственность за мою дальнейшую судьбу.
— Я бы, конечно, мог вам посоветовать что-нибудь в смысле выбора вашей карьеры, но для этого я должен знать, что вы собой представляете и на что способны.
— На всё! — снова отрубил он.
— Это слишком много. И иногда даже опасно. Нужно быть способным на что-нибудь одно. Чем бы, например, вам хотелось заняться?
— Мне бы, всё-таки, хотелось занять место, имеющее отношение к литературе.
— Ну, например?
— Я бы хотел быть секретарем вашего журнала.
— У нас есть секретарь.
— Тоже препятствие! Его можно рассчитать.
— Да как же мы его «рассчитаем», если нет причины.
— Мне ли вас учить! — ухмыльнулся он. — Придеритесь, что он какую-нибудь важную рукопись потерял, и вышибите его.
— Конечно, я мог бы устроить эту штуку, — согласился я с самым сообщническим видом. — Но кто мне поручится, что вы окажетесь лучше его?
— Да помилуйте! Я сразу переверну всё вверх дном. Я…

II.
В кабинет вошла служащая из конторы.
— Что вам, Анна Николаевна? — спросил я.
— Из типографии сообщают, что цензура не пропустила стихотворения с виньеткой.
— А вы зачем же посылали стихотворение? — строго спросил ее Царь Эдип. — Послали бы одну виньетку.
— Мы раньше и послали одну виньетку. Они и виньетку не пропустили.
Царь Эдип нервно забарабанил пальцами по столу.
— Что же мне делать со всем этим, — задумчиво прошептал он. — Гм! Ну, да ладно. Скажите, что я сам заеду, объяснюсь с Петром Васильевичем.
Конторская служащая удивленно взглянула на хлопотливого Эдипа, потом взглянула на меня и вышла.
— Кто это Петр Васильевич? — спросил я.
— Там один… Приятель. Вся цензура от него зависит… Альфа и Омега! Вы у кого бумагу для журнала берете? Почем платите?
Я сказал.
— Ого! Дорого платите. Я могу устроить вам бумагу на пятнадцать процентов дешевле. Вы позволите?
Прежде, чем я успел что-нибудь сказать, он снял телефонную трубку, нажал кнопку и сказал:
— Центральная? Семьдесят семь — восемнадцать. Да, мерси. Это кто говорить? Ты, Эдуард Павлыч? Тебя-то мне и надо. Слушай! Сколько ты можешь ради меня посчитать бумагу для «Нового Сатирикона»? Что? Ну, высчитывай. Да… Такую же. Что? Врешь, врешь. Дорого. Считай еще дешевле. Что? Ну, это другое дело. Спасибо. А? Что же ты вчера удрал так потихоньку из «Аквариума»?… Никому ни слова, бесстыдник… Ага! Ну, прощай. Так мы тебе пришлем заказ.
Он повесил трубку и сказал:
— Сделано. А вы всё время переплачивали пятнадцать процентов. В год это составляет пять тысяч рублей, в десять лет пятьдесят, а в сто — полмиллиона! Вы подумайте!!
Я встал с кресла и зашагал по кабинету.

III.
— Теперь вы скажите мне вот что: как у вас поставлено дело с объявлениями? Почему у вас нет банковских объявлений?
Он уже успел пересесть на мое место и делал карандашом какие-то заметки в записной книжке.
— Банки не дают объявлений в сатирический журналы.
— Вздор. Конечно, Государственный Банк не дает, но частные — почему же? Например, Сибирский. Да мы это сейчас же можем устроить. У меня там есть кое-какие знакомства… Алло! Центральная? Сто двадцать один — четырнадцать. Спасибо. Сибирский Банк? Попросите Михаила Евграфовича. Да. Это ты? Здравствуй. Ну, как у вас в этом году дивиденд? Ага! То-то. А я к тебе за одним маленьким делом. А? Да. Пришли завтра же объявление для «Нового Сатирикона». Что? Пустяки! И слушать не хочу! Ну, то-то. А? Да недорого. Пятьсот рублей за страницу я с тебя возьму. Что? Никаких скидок!!
— Дайте ему скидку двадцать процентов, — сказал я.
Он укоризненно покачал головой.
— Ох, балуете вы их… Не следовало бы. Ну, ты там… Гросс-бух! Слушаешь? Мы тебе делаем скидку в двадцать процентов. Что? Ага!
Он обернул лицо ко мне.
— Благодарить вас.
— Не стоит, — скромно возразил я. — Значить, дело сделано?
Он повесил трубку.
— Сегодня не успеет прислать. Завтра утром. Ничего?
— О, помилуйте.
Он сложил руки на груди и откинулся на спинку моего кресла.
— Теперь скажите… Как у вас поставлена редакционная часть?
— В каком смысле?
— Я бы хотел знать: кто у вас пишет?
— Да многие пишут.
— Так, так…
Он поднял голову и строго спросил:
— Короленко пишет?
— Нет. Да ведь он для сатирических журналов, вообще, не пишет.
— Это не важно. Интересное имя. Пусть даст просто какую-нибудь пустяковину — и то хорошо. Да вот мы сейчас пощупаем почву. Понюхаем, чем там пахнет. Алло! Центральная? Дайте, барышня, «Русское Богатство!» Что? Чёрт его знает, какой номер. Посмотрите, голубчик.
Я покорно взял телефонную книжку, перелистал ее и сказал:
— Четыреста сорок семь — одиннадцать.
— Благодарствуйте. Алло! Четыреста сорок семь — одиннадцать. Да. Попросите к телефону Владимира Игнатьича!
— Галактионовича, — поправил я.
— Да? Хе-хе!.. Я его по отчеству никогда не называю. Алло, алло! Это кто? Ты, Володя? Здравствуй, голубчик. Ну, что, пописываешь? Хе-хе! «И пишет боярин всю ночь напролет! Перо его местию дышет»… Бросил бы ты, брать, свою публицистику — написал бы что-нибудь беллетристическое… Куда? Ну, да уж будь покоен — пристроим. Давай мне, я тебе авансик устрою, всё, как следует. Только ты, Володичка, вот что: повеселее что-нибудь закрути. Помнишь, как раньше. Мне для юмористического журнала. Что? Уже написано? Семьсот строк? Что ты, милый, это много! А? Ну, да, ладно. Сократить можно. Прочтем, ответим в Почтовом Яшик. Прощай! Анне Евграфовне и Катеньке мой привет. Ффу!
Он устало опустился в кресло.
— Как вы думаете, семьсот строк — это не много? Я, впрочем, предупредил, что мы сокращаем…

IV.
— А у вас, я вижу, большие знакомства, — заискивающе сказал я.
Эдип снисходительно улыбнулся.
— Ну, уж и большие! Кое-кто, впрочем, есть. Если вам нужно, пожалуйста! Хе-хе! Эксплуатируйте! Ну, а теперь вы мне скажите: выстою я против вашего секретаря?
— Господи! Может ли быть сравнение!! Только вот не знаю я, как от него получше избавиться: обвинить в потере рукописи или просто придраться к его убеждениям?…
Царь Эдип призадумался.
— А можно и так, — посоветовал он. — Написать ему письмо, будто от другого журнала — и предложить там место с двойным жалованьем. Он сей час же заявить тут о своем уходе — мы его и проводим, голубчика. Скатертью дорога!
— Идея, — одобрил я. — Значить, до завтра.
— Вы мне завтра позвоните?
— Позвонить? — пробормотал я, искоса поглядывая на него. — Это не так-то легко. Кстати, вы знакомы с директором телефонной сети?
— С директором? Сколько угодно. Кто же не знает Ваничку! А что нужно?
— Попросите его, пожалуйста, поскорее включить этот телефон в общую сеть. А то уже три дня, как поставили аппарат, а в сеть он еще не включен. Совершенно мы, как говорится, отрезаны от всего мира.
Царь Эдип подошел к дивану и погладил его спинку; потом подошел к окну, отогнул портьеру и выглянул на улицу; взял из пепельницы спичку, сломал ее, положил обратно; снова погладил спинку дивана; переставил на новое место бокал с карандашами; взял свою шляпу, провел по ней рукавом — и вдруг выбежал в переднюю.
Секретарь у нас прежний.

Аркадий Аверченко.

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 21 апр 2018 07:04

— Сёма, вы таки знаете, если бы я был королём то жил бы лучше чем король.
— Это почему?
— А я бы ещё немножечко шил.

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 02 май 2018 19:18


Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 19 май 2018 10:17

Недавно взял почитать книгу рассказов Аркадия Аверченко, а во второй части книги есть рассказы Теффи. Была такая замечательная писательница в России,Ю эмигрировавшая в годы революции. Умерла в Париже в 1952 году. Очень тосковала по Родине. Известность ей принесли фельетоны. В том числе и в дореволюционном журнале "Сатирикон", но по сути это была тонко чувствующая натуру, перу которой принадлежит множество очень талантливых, пропитанных светлой грустью рассказов.
Настоящее имя её Надежда Лохвицкая. Здесь я хочу разместить её рассказ из цикла "Нежить". В нём перемешено смешное и грустное.

"Банный чёрт".

Теперь расскажу о злющей нежити.
О банном черте.

* * *

В самый наш коренной русский быт всегда входила баня. Особенно в провинции.
В столицах давно понастроили квартир с ваннами, душами и всякими европейскими фокусами, а в глухой провинции до последнего времени, то есть до революции, существовала еще старинная банька, с раздевальной, с мыльной, с парильней, с полками, шайками и вениками, как при Владимире Мономахе, не новее и не моднее.
Опять-таки сделаю оговорку, что в больших городах бани были на богатый купеческий вкус, народные, с отдельными номерами, с диванами, с люстрами, ваннами и парикмахером. Речь идет не о них. А вот довелось мне в глухих деревушках видеть так называемые «черные бани», так о них даже вспомнить страшно.
Черная баня — крошечная из бревен избушка без окон. Посреди избушки котел. Он в печку не вмазан, а греют воду особым доисторическим способом: накаливают камни и бросают в воду, пока пар не пойдет. На земляном полу избушки навалена солома. На нее садятся да и моются. Совсем уж дикое заведение.
Но самая обыкновенная «казенная банька» водилась в маленьких городишках у небогатых купцов, либо у мещан. Стояла она где-нибудь в огороде, вся заросшая кустами черной смородины или малинника, — к ней и не подберешься сбоку.
Окошечки всегда из битого стекла и всегда кривые — видно, так и строились из осколков и непременно кривые. Поэтому дуло из них, как из трубы.
Идти в такую баню надо было по тропинке мимо душистого укропа, мимо кудрявой морковной зелени и шершавых разлапистых огуречных листьев, показывающих снаружи невинные желтые цветочки и ревниво прячущих здоровенные огурцы.
Зимой шли в баньку в валенках по узкой меже, как по траншее, выбитой в скрипучих плотных сугробах.
Баня считалась местом «нечистым». В бане икону вешать не полагалось, поэтому и было так жутковато. Никому и в голову не пришло бы пойти вдруг в баню одному. Таких случаев-то, вероятно, и не бывало. К мытью у людей благочестивых отношение со средних веков ведется порицательное. Греховное это дело о своей плоти заботиться! В католических монастырях, занимающихся воспитанием детей, до сих пор девочкам запрещают снимать рубашки, когда они моются. И на Руси были монахи, дававшие обет никогда не мыться.
Поэтому, вероятно, в бане и не полагалось вешать икону.
Ну, а раз помещение такое неблагословленное, так от него всего можно ждать. Там скорее всего «чудит».
Девушки на святках бегали к бане под окно слушать, а особо отчаянные ходили в баню ночью в зеркало смотреть. Поставят зеркало на столик, либо на полку, и зажгут перед ним две свечки. А другое зеркальце к груди прижмут, так чтобы в нем обе свечи отражались. И зажжется тогда целая аллея, огненный коридор, длинный без конца. Вот по этому коридору и придет та судьба, которая девушку на этот год ждет. Раздеться, конечно, надо догола и крест непременно снять.
Гаданье это считается очень страшным. Иногда вместо судьбы, либо суженого-ряженого, пойдет на гадальщицу по огненному коридору такая поганая нечисть, от которой и не зачураешься. Бросает гадальщица зеркало на пол и бежит вон из бани. Но нечисть ее в двери не выпускает и душит. Так по крайней мере рассказывали люди знающие.
Оборотни часто около бани шатаются. Заметит кто-нибудь, человек храбрый и бывалый, ночью около дома какую-нибудь совершенно незнакомую кошку или собаку — сидит, морду к луне вытянула, — а если приглядеться внимательно, то и увидишь, что тени она не бросает. Нет у нее тени. И вот, как увидит бывалый человек, что тени от кошки-собаки нет, возьмет, конечно, камушек, перекрестит, да и запустит им в нечисть. Та с места сорвется и обязательно через огород, да к бане, а там и сгинет. Самое это для них спасенное место.
Рассказывал как-то старичок сторож, будто караулил он ночью сад. Яблоки тогда поспели, ну и надо было стеречь от мальчишек. И вот слышит он, в огороде около бани шорох и такое что-то странное, будто кто охает. Он еще подумал:
«Видно, кто лез яблоки красть, да с забора свалился, вот и кряхтит».
Взял хворостину, да тихонько к огороду пробрался и смотрит.
Месяц в ту ночь полный был, прямо из-за бани вылез и светит на огород. И видит старик — движется что-то, сразу-то и не понять было что. А потом пригляделся, так чуть от страха не заорал: бежит по огороду поросенок, да не просто бежит, а будто по воздуху, только низко, над самыми грядками. И сидит на нем голая баба, дородная, белая. Сидит верхом, за ушки поросячьи держится, а поросенок трясется, по воздуху копытцами перебирает и похрюкивает.
— Ох! Ох! Ох!
И странно, что так низко летит — уж либо поднимись, либо беги по земле, а он ни то ни се. Баба на нем трясется, ноги полные, белые, по укропу задевают — щекотно поди! А поросеночек маленький, только голова торчит да сзади хвостик винтиком — так на него баба насела!
— Ох! Ох! Ох!
Завернули за баньку — и след простыл.
— Что же ты дальше-то не подсмотрел? — спрашивали деда. — Тебе бы за баньку-то забежать!
— Ну, милые мои, ночью-то да около бани шататься — это вы себе другого дурака поищите, который покруче. Из бани-то, знаете, кто выглянуть может? Ага! То-то и оно!
Баня место нечистое, что там ни говори.
Задумает человек повеситься — куда идет? Либо на чердак, либо в баню. Такое темное дело, как самоубийство, в обычной жилой комнате как-то не очень ладно и складывается. А залез в пустую баню, там и «помощник» найдется.
Потом люди долго удивляются — как, мол, это он так ухитрился за балку веревку зацепить, да эдак одному и не наладить ни за что. Тут уж, говорят, видно, помогал кто.
Конечно, помогал. А кто?
Помогал банный черт.
Банный черт злющий, самый зловредный из всей домашней нежити. Никогда он себя в чем-нибудь добром или веселом не показывал. Только вредил.
Полезет человек на полок париться, ну, значит, допарится до точки, когда ему скорее холодной водой надо голову облить, а банный черт нарочно шайки перепутает да и подсунет ему таз с кипятком. Запарившийся человек разбирает, конечно, плохо, черпнет, лишь бы облиться, а то в ушах звон и кровь в виски бухает. Хватит кувшином холодной воды — ясно помнит, что холодная стояла по левую руку — да и ухнет себе кипятку на темя!
Сколько раз так бывало.
Или еще любит банный черт пустить солидного человека кубарем с верхнего полка — трахтарарах да на пол.
— Запарился! — говорят.
Пусть запарился — это само собой, но можно при этом и тихо лежать. Даже были такие, которые запарившись, так на полке и Богу душу отдавали, однако же кубарем не валились.
И еще любит банный черт сквозняки делать.
Только что люди пару напустили, разомлели, разварились, а он возьмет да двери и откроет. Сначала никто и не поймет, в чем дело — чувствуют, что холодом прохватывает, а в пару-то в этом и не разберешь.
Но самое темное дело банного черта — это угар. Закроет заслонку, и как он это ухитряется у всех на глазах — прямо понять невозможно. Спохватятся, да уж поздно. Выволакивают друг друга за ноги на снег.
— Кто заслонку закрыл?
— Кто людей погубил?
Виноватого искать глупо. Никто себе не враг, никто на свою голову угара разводить не станет. И спрашивать нечего — кто да кто! И так известно — банный черт.
Вот об этом самом банном черте довелось мне слышать презанятную историю, которую сейчас вам и расскажу.
Историю про банного черта рассказала нам Александра Тихоновна, жительствующая в Париже, на улице Ришелье. Услышать на улице пышного кардинала рассказ про банного черта — штука довольно удивительная и, наверное, не всякому доведется.
Началось дело с того, что младший сын Александры Тихоновны засунул куда-то свой шарф и никак не мог найти.
— Да ты бы, Тишенька, завязал черту хвост, шарф бы и нашелся.
— Как вам, мамаша, не стыдно, — ответил Тишенька, — в такую ерунду верить!
— Дедушка твой тоже ни во что не верил, — наставительно сказала Александра Тихоновна, — а пришлось с банным чертом встретиться, так небось поверил.
Тут слово за слово и рассказала она нам всю историю.

* * *

Жили мы в Олонецкой губернии. Папаша лесным делом занимался. Семья была большая, пять человек, мал мала меньше.
Жили хорошо, по старинке.
Папаша был уже в летах солидных, женился на мамаше вдовцом.
Мамаша была очень тихая и по нынешним временам совсем бы ей пропасть. Затуркали бы. Ну, а тогда вообще жизнь была спокойная, особенно в нашей глуши. Улицы немощеные, кроме самой главной, деревянные панели. Садик у нас, конечно, свой был, огород, все как полагается, куры свои, коровы, лошади. Как в усадьбе жили. Всего, конечно, понемножку, но все с достатком.
Мамаша круглой сиротой росла, так что в доме у нас никакой бабушки не было, а руководила и верховодила старая нянюшка, которая мамашу вырастила. Она, значит, и нас нянчила и по дому смотрела. Помню ее хорошо. Маленькая была, скрюченная, сморщенная и всякие мудрые штуки понимала — как от сглазу лечить, как от порчи, как песьяк зааминивать. Теперь, конечно, кто же это знает, — а ведь очень помогало. Это значит, руку надо в кулак сжать тому, который зааминивает, и большим пальцем над больным глазом — песьяк это ведь ячмень — мелкие крестики ставить и приговаривать:

Вот тебе кукиш,
Что увидишь, то и купишь.
Купи себе топорок,
Руби его поперек,
Аминь, аминь, аминь.

И поплевать через левое плечо.
Вот так, бывало, зааминит нянька, а на другой день ячмень как рукой снимет.
И все болезни нянька лечила и все такими простыми средствами, где керосином, где творогом, где полынным листом. Попал как-то к нам в дом доктор — не лечить, конечно, а к папаше корову торговать — так очень на нашу нянюшку удивлялся. «Эта, говорит, старуха, я думаю, немало народу на тот свет отправила». Ну, да ведь доктора, известное дело, старушечью практику признавать не любят, потому что это им подрыв.
Да, всякие замечательные штуки нянька понимала, а вот зато простые дела, от старости, что ли, совсем плохо соображала.
Раз, помню, приходит она к мамаше и говорит:
— Скажи ты мне, Анюшка, какие такие мнуки бывают.
Та сначала даже не поняла, чего старухе нужно.
— А вот, — говорит старуха, — сидит там на кухне баба с нашей деревни и говорит, что ко мне мои мнуки собираются. Так вот, что-то я забыла, какие такие мнуки бывают.
Ну тут мамаша и поняла и объяснила, что это значит нянькиной дочки дети, внуки. Потом вскоре и приехала внучка Ганька, толстомордая такая и на носу отметина. Рассказывали, что когда была она маленькая, понесла ее мать в баню, сама пошла париться, а ее в предбаннике оставила. А как пришла за ней — смотрит, а у нее нос до кости прокушен. Потом стали говорить, что верно крыса погрызла, ну да как-то скоро поняли, что это банный черт ее укусил. Так и кличка у нее в деревне осталась: «Ганька, чертова закуска», банный черт, значит, Ганькой закусывал. Но в общем девка ничего была, гладкая.
Нянька сначала очень строго ее держала, гонялась за ней по всему дому со скалкой. Все, значит, боялась, что ее заподозрят в протекции.
«Ишь, — скажут, — на нас из-за пустяков ябедничает, а свою так покрывает».
Ганьку эту оставила мамаша у нас няньке в помощницы.
Так вот, жили мы, значит, по старинке, всем домом вместе говели, летом на богомолье ездили, по субботам в баню ходили, тоже всей семьей. Там у нас это так вообще водилось.
Банька была у нас маленькая, но чистенькая. Бывало, натопит ее сторож со складов — очень хорошо дело понимал, — поддаст пару на каменку мятным квасом. Венички у нас бывали душистые, резали их с толком до Троицына дня, тогда они лист до самой весны не теряют и дух березовый, как распарят их, — словно живой с дерева.
Папаша сильно париться не любил, предпочитал легкий дух. Так вот, значит, приходил папаша пораньше, раздевался и лез на верхний полок. А потом являлись и мы с мамашей и устраивались внизу. И нянюшка с нами. Нянюшка в рубашке ворчит, моет, банного черта ругает. И действительно, оттого ли, что на старую голову пар плохо действует или, правда, черт ее не любил, но вечно с ней в бане истории. То Маничку прямо в валенках в шайку с теплой водой посадила, то Мишеньку вместо моченого яблока мылом накормила. Слышит мамаша — орет Мишенька и пена у него изо рта бьет. Испугалась, чуть не сомлела. Думала — у ребенка падучая.
Нянька ворчит, что она не виновата, что она Мишеньке четвертушечку яблока дала, вот тут, мол, из мисочки вынула, а это банный черт мыло подсунул.
Папаша, однако, в черта не верил и ругал старуху с верхнего полка самыми гремучими словами.
Мамаше, конечно, очень неприятно было и что в черта не верят и что старуху ругают.
Потом папаша говорит — надо Ганьку с собой в баню брать, а то старая ведьма всех ребят перекалечит.
Ну, что ж. Нянька даже обрадовалась. Что сама накутерьмит — все на девку сваливала, даже и черта забыла.
Вот так, долго ли — коротко ли, только как-то пришли мы из бани, стали младшеньких спать укладывать, глянь, а на Маничке креста и нету. Забыли, значит, крестик в предбаннике.
Ну, нянька, конечно, на Ганьку, Ганька на черта, все друг на друга валят, однако нельзя же ребенка без креста спать укладывать. Посылают Ганьку в баню. Та, конечно, в слезы. Одна ночью в эдакое место, ведь это живому не вернуться.
— Дура! — говорит нянька, — иди с молитвой, кто тебя, дуру, тронет. Я бы сама пошла, да хозяйка не велит.
Ну, и побежала Ганька.
Побежала, а тут мамаша спохватилась:
— А папаша-то где? Ведь тут сейчас был?
— Был.
— Куда ж он девался?
Покричали папашу. Куда же он после бани пошел, когда чай пить надо? После бани у нас всегда чаепитие было торжественное: с медом, с вареньем, с изюмом, с баранками.
Ну, однако, папаша скоро явился.
— Я, — говорит, — только на крылечко вышел, снежком голову потер.
Голову-то он потер, а над бровью шишка и нос расцарапан.
Испугалась мамаша.
— Что же это такое! Видно, в бане тебя садануло, и как же ты не заметил!
А нянька кричит:
— Банный черт саданул. Узнаю его хватку.
Мы ждали, что папаша на няньку цыкнет, а он вдруг покорно так:
— Видно, ваша правда. Видно, черт саданул, а то как же иначе-то понимать?
А тут, слышим, в кухне Ганька ревет. Что за притча?
Бежим в кухню.
Сидит Ганька на кухаркином сундуке, ревет белугой.
— А вя... вя... вя... Старый черт щиплется...
Тут нянька, конечно, воды в рот набрала и прыснула на Ганьку. Та взвизгнула, глаза выпучила и замолчала.
Крестика-то она так и не нашла. Потом уж утром приказчик принес. Ну, а больше от нее ничего и не добились. Пока ревела, черта поминала, а потом, как успокоилась, то ничего и рассказать не захотела. А папаша говорит:
— Вы девку не бередите, оставьте ее в покое, она так скорее отойдет.
А мамаша отчасти довольна:
— Теперь, говорит, небось поверил?
— В кого?
— Да в банного черта.
Ну, папаше, конечно, неприятно было сознаваться, что мамашина правда вышла. Так смущенно что-то пробормотал, что, мол, очевидно, бывает всякое, человеческому разуму необъяснимое.
И как-то он с того вечера притих и очень к мамаше ласков стал.
А Ганька, как ее черт потрепал, совсем чего-то будто рехнулась. Обнаглела, раздобрела, орет песни на весь дом.

Уж как, маменька, я Яшку люблю!
Кашемиру на рубашку куплю!

Или еще:

Ехал милый по полю на белой лошади
Кричал он: милая изюминка,
Стоснул я по тебе!

Орет, глаза соловые, морда так и лоснится и все что-то жует, из кармана достает. Уж мамаша думала — не таскает ли она пряники из кладовки. Да нет, посмотрели, цело.
Нянька ругает:
— Ганька, стерва, осатанела ты, что ли!
А она подбоченилась, боками закрутила:
— Кому Ганька, кому стерва, а вам всем Агафья Петровна!
Так прямо все так и ахнули.
Мамаша папаше доложила, что, мол, гнать ее, али как. А папаша хоть бы что.
— Бедная девушка, раз ее банный черт напугал, так мы ее беречь должны и жалеть, а не из дому гнать.
Ну, мамаше, конечно, приятно было, что папаша так насчет банного черта твердо понимать стал. Она ему и не перечила.
Стали у Ганьки ленты появляться, ботинки на пуговках. Что такое? Откуда? А папаша не советует допытываться.
— Ты, — говорит, — душа моя. Анюшка, сама знаешь, что есть в природе много необъяснимого.
А вскорости после этого разговора собрала Ганька свое барахло.
— Уезжаю, — говорит.
Заревела, бухнула мамаше в ноги, ничего больше не сказала и уехала.
Ну, вернулась, значит, в деревню, и кончено. Никто и не жалел — уж очень какая-то неладная была, да еще с отметиной. Действительно, «чертова закуска».
А через полгода узнаем (наш же лесной объездчик с дальней заготовки и рассказал), будто на Ванозере, где и папаши сплавы, открылся постоялый двор и будто хозяйкой там Агафья Петровна Ерохина.
— Да ведь это никак наша Ганька, — ахнула мамаша. — Ерохины-то нянькино племя. На носу отметина есть?
— Есть. Говорят, медведь ее драл.
— Знаем мы медведя. Банный черт!
Няньку позвали, не она ли деньги Ганьке ссудила. Нянька открещивается — отродясь у нее капиталу не было, чтоб еще постоялые дворы открывать.
— Ишь, «чертова закуска», ловко как повернула! Не иначе как банный черт помог!
Вернулся папаша — он лесные дачи объезжал — рассказала ему мамаша. Он прямо глаза выпучил.
— Да как же ты не знаешь? — удивилась мамаша. — Ведь она же у твоего сплава живет и избу, говорят, новую срубила.
А папаша так ничего и не понимает.
— Это, говорит, все Михайле объездчику спьяна помстилось. Давно пора его, пьяницу, выгнать.
Потом видит, что мамаша совсем перепугалась, и говорит ей:
— Ты, Анюшка, женщина умная, сама понимаешь, что раз черт захочет, так всякому глаза отведет. Может, там и есть постоялый двор, да мне его видеть не дадено. Я тебе давно говорил, что в природе всякие штуки водятся, куда человеческому разуму проникать не полагается. Ну, и не проникай. Ученые и то не советуют. Начнешь, говорят, в эту природу проникать, так только на скандал нарвешься.
Ну мамаша и успокоилась.
Так вот, какие дела водились у нас, — закончила рассказчица. — Теперь в какого-нибудь банного черта и поверить трудно. А вот ведь папаша сначала тоже какой насмешник был, а потом, однако, присмирел. И даже нам, детям, запретил про «чертову закуску» вспоминать. Совсем человек сдался!

nevod22s
Всерьез и надолго
Сообщения: 924
Зарегистрирован: 25 мар 2013 09:32

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение nevod22s » 15 июн 2018 20:14


Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 07 авг 2018 06:13

Изображение
А что, здравый подход: воспользовался акцией, с экономил деньги. На сэкономленные деньги пригласил девушку в ресторан и затронул тему акций. Наверное когда они спустя время выходили из ресторана, девушка ему сказала:
-Спасибо тебе за этот удивительный вечер. Мне ещё ни с кем не было так хорошо как с тобой!

Хотя зачем она ему это сказала? Пусть бы он думал, что он у неё первый.

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 15 авг 2018 11:02

Сильнейшую магнитную бурю пережил инженер Сидоров после того, как подарил супруге на двадцатилетие супружеской жизни магнитик на холодильник.

Армейская загадка:
Почему генералы ни когда не бегают? Потому что в мирное время это вызывает смех, а в военное время панику.

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 25 авг 2018 15:40

Добрый старый "Кабачёк 13 стульев".
"Верблюд Гималайский"
https://my.mail.ru/mail/natand903/video ... eo/15.html

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 29 авг 2018 16:48

Что общего между Жераром Депардье и Стивеном Сигалом? Правильно: оба в разное время получили российское гражданство. Вообще-то в этом нет ни чего смешного. Нормальный ход. Но вот буквально вчера на официальном сайте журнала
"Чудеса & Приключения" появилось сообщение о том, что Кощей Бессмертный тоже попросил президента России предоставить ему гражданство, прослышав о пенсионной реформе. Ему понравилась идея разработчиков реформы о ежемесячном увеличении пенсии на 1 тысячу рублей.

Аватара пользователя
Serezha Ru
Форумчанин
Сообщения: 97
Зарегистрирован: 23 май 2013 16:08
Откуда: Москва

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение Serezha Ru » 04 сен 2018 21:31

Взял почитать по наводке кого то из форумчан книгу Артем Тарасов. Миллионер. М: - Вагриус, 2004.
И на странице 306 наткнулся на такой абзац:
"Вскоре я увлекся игрой на бирже по Интернету. В этом, очевидно,
положительную роль сыграли моя интуиция и навыки игрока в казино. Я стал
проводить одну операцию за другой, и каждая оказывалась успешней предыдущей.
Мой капитал рос невероятными темпами. Иногда за один месяц я получал до ста
процентов
прибыли! К концу первого года игры на бирже мой результат
составлял более тысячи процентов годовых! Оставалось только жалеть, почему я
начал играть не на все свои деньги сразу, а на выделенную и совсем небольшую
сумму. На второй год я перекрыл собственный рекорд, сыграв с прибылью в 1200
процентов
, за что был выдвинут Чикагской биржей на премию как лучший
иностранный брокер года!"
Всегда считал, что такого не может быть, потому, что не может быть никогда.
Но ведь автор-серьезный бизнесмен, не трепло какое нибудь и не будет так подставляться.
Может можно на Чикагской бирже поинтересоваться?

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 04 сен 2018 22:09

Ну я слышал, что премию ему так и не дали, сославшись на то, что на второй год надо было получить прибыль 2 500%, но памятник ему на заднем дворе Чикагской биржи поставили. Памятник в виде рыбака с широко разведёнными руками. Говорят, что если чикагский трейдер оказывается на грани разорения, его отправляют на задний двор повидаться с Рыбаком. Говорят, что иногда это помогает, и удача вновь начинает сопутствовать трейдеру.

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 10 сен 2018 14:27

Кульминационный момент в индийском фильме:
-Я убью тебя, но сначала я и мои 40 слонов станцуем!

Отдыхают два психолога на берегу моря: пьют пиво, загорают. Вдруг послышались крики тонущего мужчины:
-Помогите, помогите, тону!!!
-Кажется у мужчины проблемы.
-Да, но главное, что он уже начал об этом говорить.

nevod22s
Всерьез и надолго
Сообщения: 924
Зарегистрирован: 25 мар 2013 09:32

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение nevod22s » 11 сен 2018 21:53

Собака танцует
https://youtu.be/lWYyZ7_Ssu8

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 12 сен 2018 18:03

Занесло меня на одну страничку "ВК", а там на стене вот такой рассказ помещён:

"У меня в институте был преподаватель Гургеныч. Старый кинооператор, который снял много хороших советских фильмов, и просто классный дядька. Как-то он принес нам на лекцию маленькую кино-бобинку на полминуты всего. Это, говорит, самое смешное, что вы увидите в жизни (и ведь не соврал) зарядил киноаппарат и толкнул предисловие:
- Я в середине 60-х снимал в Польше кино: война, немцы, партизаны. На Краковской площади снимали эпизод как немцы сбили наш самолет, летчик прыгнул с парашютом, а немцы с собаками его берут в плен.
Дубль-1: - Каскадер прыгнул, приземлился, арестовали.
Режиссер: - Как-то не то... он плавненько спустился, как диверсант, зрителю его не будет жалко...
Гургеныч: - А что же вы хотите?
Режиссер: - Давайте хоть ветра подождем.
Поляк-переводчик: - Проше пана, мы, конечно, можем подождать, но так для справки - последний раз на этом месте ветер был четыреста лет назад, когда построили эту площадь, она же квадратная и вокруг дома.
Режиссер: - Тогда перерыв до завтра. Ветер я организую.
Режиссер позвонил в Москву, оттуда в штаб нашей армии в Польше и к утру на площадь въехала зачехленная штуковина, а при ней майор с солдатом.
Режиссер: - Ну, давай, майор, снимай брезент и покажи, как дует твой вентилятор.
Майор: - Товарищ режиссер, эта машина секретная, так что я расчехлю ее в последний момент перед съемкой.
Режиссер: - А какую струю может выдать твоя каракатица?
Майор: - Всего 10 градаций: от первой, самой слабой и до десятой, но вам больше первой не потребуется.
Режиссер: - Майор! Генерал мне сказал, что ты поступаешь в мое распоряжение и все мои слова для тебя приказы! Не нужно мне давать советов!
Майор: - Виноват, товарищ режиссер.
Режиссер: - Пойми, мне нужен ветер не на десятку, а на десятку с плюсом, выжми из своей колымаги все соки. Чтоб это был не просто ветер, а драматический ветер.
Майор сказал "Есть!" и пошел готовить машину.
Гургеныч закончил вступление, погасил свет и сказал: а вот теперь вы увидите дубль 2...
Вот летчик выпрыгнул с парашютом и так же, как в первом дубле, неспеша опустился на площадь. Вдруг он как бы увидел немцев... и за два метра от земли с дикой скоростью улетел сначала вдаль, а потом, долетев до домов, взмыл вверх - откуда прилетел. Немцы, как бы подхваченные воздушной волной парашютиста, поскакали вдаль как надувные по булыжной мостовой вместе с собаками и мотоциклом. На противоположной стороне площади вылетели все оконные стекла. В итоге парашютист не пострадал, он приземлился через пару кварталов, а вот "немцев" чуток покоцало.
Когда режиссер пришел в себя от шока, то спросил майора:
- Что это было?
И майор доложил, что это машина для сдувания радиоактивной пыли с боевой техники в случае ядерного конфликта и на десятом уровне она сдувает все, что весит меньше тридцати тонн. Если мы вам больше не нужны, разрешите нам убыть в часть. (с)

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 16 сен 2018 16:47

- Почему вы обманули меня, — негодует банкир, — заявив, что имеется семилетний опыт работы в банке, в то время как вы никогда в этой области не работали. - Но ведь вы сами дали объявление, — говорит молодой человек, — что вам нужен человек с богатой фантазией.

Аватара пользователя
ValuaVtoroy
Гуру инвестиций
Сообщения: 4736
Зарегистрирован: 29 июн 2012 16:18

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение ValuaVtoroy » 19 сен 2018 08:00

Всё что вам нужно знать о философии танца.
https://yandex.ru/video/search?text=ни% ... 5638069324

nevod22s
Всерьез и надолго
Сообщения: 924
Зарегистрирован: 25 мар 2013 09:32

Re: Комната смеха. Серийный N к71.

Сообщение nevod22s » 23 сен 2018 21:18

Как зовут пятую дочь...Самогон :)
https://www.youtube.com/watch?v=6-2J4mfHSHE


Ответить

Вернуться в «Болталка»